Д о б р о   п о ж а л о в а т ь   н а   W e b - с е р в е р   ж у р н а л а   М и р   Э т и к е т к и
Архив изданий
2001
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2002
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2003
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
 
2004
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2005
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2006
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
 
2007
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2008
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2009
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
 
2010
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2011
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2012
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
 

Мир этикетки №1'2003
Мир этикетки №1'2003
Разделы
О нас
Журнал
Реклама
Архив изданий
Архив изданий
Поиск в архиве изданий


.

Сколько стоит черные и цветные металлы в Екатеринбурге? . Террасная доска: террасная доска в москве. .

 

Ручной типографский станок на издательско-типографских марках

Е.Л.Немировский

Типографский станок Гутенберга

Типографский станок на издательско-типографских марках

 

Описание и кинематическая схема ручного типографского станка

 

Одна из групп ранних издательско-типографских марок представляет особенно большой интерес для историков полиграфической техники. На них изображены типографии и, самое главное, ручной типографский станок. Но прежде чем говорить об этих марках, ознакомимся с конструкцией станка, который, как утверждают, изобрел Иоганн Гутенберг.

Типографский станок Гутенберга

В свое время аббат Иоганн Тритемий (Johannes Trithemius, 1462-1516) утверждал, что Иоганн Гутенберг жил в городе Майнце в доме под названием «Цум Юнген». Потомки своеобразно почтили память великого изобретателя: в XIX столетии в доме открыли пивную, которая именовалась «У Гутенберга», а 22 мая 1856 года владелец пивной Бальтазар Борзнер, раскапывая земляной пол в подвале, метрах в пяти от уровня мостовой обнаружил древнеримские монеты, осколки керамики, печные изразцы и несколько дубовых балок. На одной из них сохранилась резная надпись: J MCDXLI G.

Запись расшифровали как инициалы Иоганна Гутенберга и указание на 1441 год. Сами же балки посчитали частями типографского станка. Дрезденский коллекционер Генрих Клемм (Heinrich Klemm, 1819-1885) в скором времени приобрел находку за немалую сумму. По его заказу отсутствовавшие детали стана были восполнены. Впоследствии, когда коллекция Клемма легла в основу Немецкого музея книги и шрифта, открытого в июле 1885 года, в экспозицию вошел и станок1. Это было сравнительно небольшое сооружение в виде стола, по сторонам которого вертикально установлены массивные дубовые балки, а между ними — горизонтальная перекладина с упомянутой выше надписью. В перекладине предусмотрено отверстие для винта, на котором укреплена колоколообразная деталь с рычагом для вращения винта. Непосредственно на этой детали расположена доска для прижимания листа к наборной форме, установленной на столе. Станок в таком виде работать не может, ибо доска должна быть подсоединена к винту подвижно. В противном же случае при вращении винта она также должна вращаться, а этому мешают вертикальные балки.

В общем, реконструировали станок, не задумываясь над смыслом его работы. Однако дело даже не в этом: в XV веке число 400 писали римскими цифрами не так, как это делается теперь — CD, а следующим образом: СССС. Да и имя Иоганн начиналось не с буквы «J», а с «I». К тому же в 1441 году Гутенберг жил не в Майнце, а в Страсбурге. Это сразу насторожило майнцских патриотов: получалось, что книгопечатание вообще и типографский стан в частности изобретены не в Майнце. Как мог этот станок оказаться в подвале дома «Цум Юнген» — тоже непонятно, ибо наивно предполагать, что Гутенберг привез с собой станок из Страсбурга (столь несложную конструкцию он мог соорудить и вторично уже в Майнце). Поэтому всю историю с находкой частей стана сочли фальсификацией2.

А теперь подумаем о том, какая задача стояла перед Гутенбергом, когда он собирался механизировать печатный процесс. Во-первых, чтобы получить оттиск с наборной формы, ее прежде всего нужно покрыть краской. Во-вторых, следует аккуратно наложить на набор чистый лист бумаги. В-третьих, лист необходимо плотно и, что особенно важно, равномерно прижать к форме – такова третья операция. И наконец, в-четвертых, следует снять готовый оттиск с набора. Судя по всему, первую, вторую и четвертую операции Гутенберг осуществлял вручную, а механизировано было лишь получение оттиска, происходившее под большим давлением.

По подсчетам специалистов, удельное давление в этом случае должно быть равно 8,2 кг/см2. Суммарное давление печати можно определить по формуле:

Q = pF,

где p — удельное давление, а F — площадь формы.

Подставляя соответствующие значения для 42-строчной Библии (главного издания Иоганна Гутенберга), имеем:

Q = 8,2 х 19,9 х 29,0 = 4518,2 кг.

Получить давление в четыре с половиной тонны, вручную прижимая доской лист к набору, невозможно, но печатный станок Иоганна Гутенберга позволял это делать, прикладывая сравнительно небольшое усилие к рычагу, приводящему во вращение нажимной винт. Это было большим достижением, ибо давало значительный выигрыш во времени и снижало трудоемкость рабочего процесса.

Размышляя над тем, как механизировать операцию получения печатного оттиска, Гутенберг в качестве основы мог использовать уже существовавшие к тому времени механизмы для создания давления между двумя горизонтальными плоскостями. Самый известный из таких механизмов — это пресс, применявшийся в виноделии. Виноград укладывали на столе со стоком, под которым ставили бочку. По бокам стола находились две массивные вертикальные балки, а в их пазах была подвижно установлена горизонтальная доска. Давление создавалось с помощью винтового шпинделя, ходившего в гайке, закрепленной в горизонтальной перекладине между двумя вертикальными балками. Шпиндель вращали с помощью прикрепленного к нему колеса, которое приводилось в движение веревкой, наматываемой на ворот. Аналогичную конструкцию имел пресс для обжимки влажных стоп бумаги в бумагоделательном производстве: стопу помещали на горизонтальную перекладину, закрепленную между вертикальными балками, а прижим осуществлялся подвижной горизонтальной доской, приводимой в движение нажимным винтом. Винт вращали рычагом, который вставляли в отверстие в буксе. Винт можно было фиксировать в определенном положении с помощью храпового механизма.

Строгую параллельность горизонтальных плоскостей с помощью технических средств XV столетия вряд ли можно было обеспечить, поэтому изобретатель европейского книгопечатания решил пойти по другому пути. Равномерность натиска по всей поверхности печатной формы он обеспечил с помощью мягкого материала (ткани или пергамена), который помещали между нажимной плитой и листом бумаги, лежащим на покрытой краской форме. Материал компенсировал непараллельность плоскостей и их неровности. Впоследствии такой материал получил название декеля.

Накладывать лист и декель на форму, находящуюся под нажимной плитой, и наносить в этом положении краску на форму было очень неудобно. Значит, следовало создать устройство, которое могло бы периодически перемещать форму под плиту и обратно. Для этого форму устанавливали не прямо на стол, а на подвижную каретку. Такие каретки мы видим уже на гравюре 1499 года, где впервые был изображен печатный станок, и на изображениях станка на издательских и типографских марках начала XVI века.

К тому же нужно было придумать механизм, обеспечивающий точное наложение листа на наборную форму. Каретка в открытом положении, снабженная механизмом для наложения листов, впервые была изображена на гравюре из «Швейцарской хроники», напечатанной в Цюрихе в 1548 году Христофором Фрошауером3. Мы видим здесь мастера, который двумя кожаными подушечками набивает краску на печатную форму, помещенную в каретке. К последней шарнирно прикреплена рама, на которую натянут декель. Второй рабочий снимает с этой рамы уже отпечатанный лист. В дальнейшем на его место будет положен чистый лист бумаги. К декельной раме, также на шарнирах, прикреплена рама, предохраняющая поля оттиска от попадания на них краски. Раму эту удерживает в нужном положении прикрепленный к ее нижней части выступ, упирающийся в стол типографского станка. На гравюре Иоста Аммана 1568 года для этой цели служит круглая в сечении палка, установленная на полу типографии.

Был ли механизм для наложения листов в станках, стоявших в типографии Иоганна Гутенберга? Видимо, был, и вот почему. Для точности наложения листа на декельной рамке устанавливали иголки, на которые накалывали лист. Такие иголки, а также отверстия, образуемые ими в бумажном листе, называются пунктурами. В изданиях Иоганна Гутенберга, в том числе и в 42-строчной Библии, пунктуры есть. Их разное количество, и размещены они в разных местах. Это позволяет гутенберговедам определять, какое количество типографских станков стояло в мастерской Гутенберга.

В начало В начало

Типографский станок на издательско-типографских марках

В начале XVI века изображения печатного станка начинают встречаться на издательско-типографских марках. Первую такую марку мы находим на книгах Иоста Бадия Асцензия (Jodocus Badius Ascensius, 1462-1535). Этот известный гуманист и типограф происходил из Гента, древнего портового города в Восточной Фландрии. Учился он в Париже и здесь провел большую часть жизни. Собственную типографию Асцезий основал в 1505 году. В общей сложности этот типограф напечатал около 700 книг, издавал классиков античной литературы, произведения современных ему писателей, учебные пособия, неизменно украшая их издательско-типографскими марками.

Издательская марка Асцензия представляет собой удлиненный по вертикали прямоугольник, помещенный в двойную рамку. На марке изображена типография, в центральной части которой стоит ручной типографский станок. Справа от него около наборной кассы сидит наборщик, который держит в правой руке верстатку. Левая же рука берет их кассы нужную литеру. На кассе укреплен тенакль — приспособление для удерживания оригинала. Слева от станка два рабочих. Один из них (его называли бытыйщиком) держит в руках мацы — укрепленные на ручках и заполненные шерстью или конским волосом кожаные подушечки, которыми набивали печатную форму краской. Второй рабочий (тередорщик) приводит в действие типографский станок, дергая за рычаг — куку.

На горизонтальной перекладине станка мы видим надпись: «Prelum Ascensianum» — так Асцензий именовал свою типографию (prelum древние римляне называли пресс, применявшийся в виноделии). В нижней части марки помещены инициалы типографа: «IAB».

Книги Бадия Асцензия расходились по всей Европе и пользовались неизменным успехом. Неудивительно, что многие типографы в различных странах стали копировать его издательско-полиграфическую марку. Едва ли не первым это сделал Петрус Кайзер, который на своих книгах ставил латинское имя Цезарь. Издательскую марку Асцензия он скопировал почти без изменений, лишь немного уменьшив ее и заменив надпись на перекладине типографского станка на «Prelum Cesareum». В нижней части марки Петрус Кайзер ставил свою монограмму — «РС». Кайзер обычно помещал марку на титульном листе книги непосредственно под названием.

В середине второго десятилетия XVI века издательско-типографскую марку Асцензия скопировал работавший в Девентере Якоб де Бреда (Jacob de Breda). На перекладине типографского станка он ставил «Prelum Jacobi», а в нижней части марки выгравировал свои инициалы «JB».

В 1519 году такой же знак начал ставить на своих изданиях происходивший из Мюнхена, но работавший в Чехии мастер Олдржих Веленский. Этой маркой он украсил изданный им трактат Эразма Роттердамского. Здесь на перекладине станка мы читаем «Prelum Uldricianum».

Все эти заимствования, видимо, раздражали Асцензия. Во всяком случае, в конце жизни он несколько изменил рисунок своей издательско-типографской марки.

Другой рисунок мы видим и на сигнете работавшего в Девентере Дирка ван ден Барне (Dirk van den Barne). Рабочих здесь не три, а четыре. Наборщик изображен слева от типографского станка. Тередорщик не дергает за куку, а вращает рукоятку для перемещения каретки с печатной формой под нажимную плиту и обратно. Четвертый рабочий осторожно несет только что отпечатанный лист для просушки.

Типографские станки в эти годы изображались и на картинах великих художников Лукаса Кранаха Старшего (1520 год) и Альбрехта Дюрера (1525 год)4.

В дальнейшем типографы изменяют конфигурацию издательской марки, отказываясь от прямоугольника и помещая изображение в окружность или в овал. Таковы сигнеты одного из лондонских мастеров, работавшего около 1560 года, а также французских печатников Жака и Жильема Буше (Jacques et Guillaume Bouchet), типография которых находилась во французском городе Пуатье. Под изображением стана они поместили девиз «Je rends la vie au mort». Французские типографы использовали и марку геральдического характера: в верхней части сигнета два ангела поддерживают гербовый щит, на котором изображен лев, а второй щит — в нижней части гравюры — поддерживают крылатые олени. На щите стоит монограмма «JGB».

Требовать от всех гравюр с изображениями типографского станка технической достоверности мы, конечно, не можем. Но о том, насколько верно на марках изображена конструкция ручного типографского стана, читатель сможет судить, сравнив их с кинематической схемой станка, описание которого приведено в книге Витторио Цонки (см. врезку).

Мир Этикетки 1'2003