Д о б р о   п о ж а л о в а т ь   н а   W e b - с е р в е р   ж у р н а л а   М и р   Э т и к е т к и
Архив изданий
2001
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2002
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2003
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
 
2004
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2005
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2006
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
 
2007
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2008
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2009
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
 
2010
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2011
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2012
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
 

Мир этикетки №11'2006
Мир этикетки №11'2006
Разделы
О нас
Журнал
Реклама
Архив изданий
Архив изданий
Поиск в архиве изданий


.

.

 

Шелков восторг и вдохновенье…

Наталия Боголюбова, канд. филол. наук, Анна Фомичева, журналист, культуролог

Ткани на Руси

Мануфактур-коллегия и первые шаги к регламентации качества

Клеймо — маркировка ткани

Прохоровская (Трехгорная) мануфактура

В названиях тканей живет дух эпохи

 

Окончание. Начало в № 3 и 4’2006

Ткани на Руси

Ткани на Руси изготавливали с давних пор. Практически в каждом городе и крупном селе делали ткани на основе льна и суконные ткани из шерсти. Активно ткацкое дело начало развиваться при Иване Грозном, позже были учреждены Государева Царицына палата и Бархатный двор. Возникли Кадашевская и Хамовная слободы. Крупными центрами ткацкого производства стали Тверь и Ярославль, где изготавливали ткани, полотенца, утиральники, скатерти и различные штучные вещи. В Москве был учрежден Постельный приказ, которому подчинялись Хамовная и Кадашевская слободы, производившие постельные бельевые ткани из холста. В Хамовном дворе работали люди разных профессий: ткальи, пряльи, швеи, задельщицы… Для беления холста выстроили Белильный двор. Вместо зарплаты выдавали готовую продукцию, ею дозволялось торговать на льготных условиях. Среди работников было немало иностранцев, например из числа пленных поляков после русско-польской войны 1655-1667 годов.

 

 

В XVI веке начала активно развиваться торговля с другими странами. Столичный двор всегда отличался пышностью убранства. На дворцовые интерьеры, царские выезды, государственные и церковные церемонии требовалось множество богатых, дорогих тканей. Еще по ганзейским торговым путям ткани везли на Русь морским путем — через Архангельск, Новгород, а с юга и востока — через Астрахань и далее по Волге.

Дорогие изысканные ткани поступали в основном из Италии и Франции. Производство тканей, вытканных золотой нитью, было столь трудоемким процессом, что на мануфактурах Лиона ткач мог выткать за день не более 10 см такого полотна. Понятно, что цена за метр полотна была баснословной. Дорогостоящее заморское чудо было предметом гордости, одежду из такой ткани бережно носили и сохраняли, передавая по наследству наряду с семейным столовым серебром, посудой и домашней утварью. Если вещь ветшала, то ее перекраивали, а из хороших фрагментов делали воротники или дамские сумочки.

Когда очередной караван или судно привозило отрезы тканей, они сразу же поступали в царскую казну, где их записывали в книги учета. Фиксировался вид ткани, а также ее цвет, тип и размер. Этим в приказе занимались специально обученные люди. Названия у тканей были, например, такие: «камка алая веницейская, добрая», «бархат веницейский золотной с орлами». Русские портные и вышивальщицы превращали иноземные ткани в изысканные светские и церковные облачения, хоругви, знамена, саккосы, бархатные шубы.

В начало В начало

Мануфактур-коллегия и первые шаги к регламентации качества

Иностранные наблюдатели отмечали любовь русских к торговле. В 1701 году в Москве насчитывалось 2600 лавок и 6800 дворов, то есть на каждые два-три двора приходилось одно торговое заведение. Бойкая торговля шла в Китай-городе и на Красной площади. Поскольку это занятие никому не возбранялось, торговали везде и всем. Торговля на Красной площади как в зеркале отражала торговые связи России с Востоком и Западом. Здесь можно было купить самые разнообразные товары — от китайского чая до индийского шелка и французских сервизов.

 

Этикетка для ткани

Этикетка для ткани

 

До конца XVII века слово «купечество» означало род занятий, а не принадлежность к конкретной профессии или к сословию. Но в царствование Петра I, когда все начало быстро меняться, торговля стала профессией. Были созданы Берг- и Мануфактур-коллегии, куда предоставлялись образцы тканей для контроля и утверждения. Качество тканей четко регламентировалось. Специальным указом была также предписана технология изготовления тканей, а промышленник должен был сдавать в Мануфактур-коллегию подробный отчет о своем производстве. Если коллегия решала, что «работа ведется непорядочно», то фабрику могли отобрать в казну или передать другому лицу.

 

Этикетка для ткани

Этикетка для ткани

В начало В начало

Клеймо — маркировка ткани

В царствование Алексея Михайловича (1629—1676) был издан Новоторговый устав об обязательном клеймении русских изделий и связанном с этим взиманием пошлин.

В петровскую эпоху появились первые крупные мануфактуры. В указе от 13 марта 1744 года говорится о необходимости развивать ткацкое дело: «Чтобы делающиеся на всех имеющихся в Москве и губерниях фабриках и заводах материи и всякие вещи тщиться приумножать и в лучшую доброту приводить. Дабы со временем впредь заморских товаров не ввозить и можно было бы довольствоваться своим без нужды».

Законодательная база быстро растущего производства тоже развивалась. В 1753-м и в 1778 году Сенат принял указы, в которых предписывалось «класть свои особые от других клейма», но уже не с целью взимания пошлин, а «для лучшего распознавания доброты и исправности фабриканта». В 1792 году в Москве, Петербурге и Иванове уже насчитывалось восемь ситценабивных фабрик. Екатерина II издала указ, согласно которому «хозяин фабрики должен иметь свой собственный штемпель». Свое клеймо, штемпель надо было представить в губернское правление по месту нахождения фабрики, а копию с клейма — в Коммерц-коллегию для дальнейшего оповещения необходимых инстанций.

В 1829 году лишь в Москве ситценабивных фабрик было уже около ста. «Северная пчела» писала, что «купцы больше не стыдятся за свой товар и не стараются его, как прежде, выдать за иностранный». В 1830 году был введен Официальный реестр русских производителей, представивших свои клейма в Департамент торговли.

Первый закон о товарном знаке был принят во Франции в 1857 году. Он стал образцом для подобных законов в других странах. В том же 1857 году началась регистрация в России иностранных фирм (кстати, в числе первых под № 10 значилась «Вдова Клико Понсарден»). К 1882 году было зарегистрировано 419 иностранных товарных знаков, а к 1883-му — уже 7603.

В начало В начало

Прохоровская (Трехгорная) мануфактура

«Вот купец Прохоров, которого я и знать не знаю, но которого почитаю и уважаю выше всех вельмож на свете, он есть истинный сын Отечества. Продолжай благодеяния свои!» — эти слова принадлежат издателю «Полярной звезды» Бестужеву-Рюмину.

На протяжении 200 лет фамилия Прохоровых была символом России на европейском рынке и гордостью купеческих династий. Василий Иванович Прохоров и его шурин Федор Иванович Розанов основали в Москве собственное ткацкое производство в 1799 году. Василий, сын монастырского крестьянина из Троице-Сергиевой лавры, был человеком исключительно честным, совестливым, трудолюбивым и очень талантливым. Талантливыми были и многие его потомки: шахматист Александр Алехин, скульптор Екатерина Беклемишева, да и Станиславский (Алексеев) был в близком родстве с Прохоровыми.

 

Сергей Иванович Прохоров

Сергей Иванович Прохоров

 

Прохоров и Розанов изучали свое дело с нуля. Розанов ночевал на фабрике, рабочих учил лично, сам все проверял. Химия была новой наукой, а представления о составе красителей — весьма смутными. Один из сыновей Василия Ивановича, пытаясь постичь тайну красок, заболел туберкулезом и умер. Красильное дело считалось в России делом богоугодным, причем еще в XIV веке для одежд священников и монахов запрещалось использовать «чужестранный товар». Русские кустари получали желтый цвет из настоя ромашки, синий — из васильков и черники, коричневые красители, весьма прочные, — из коры дуба. Иноземные ученые похвально отзывались о способе крестьянина Калугина окрашивать ткани в зеленый колер настоем крапивы. Это изобретение было отмечено наградой государя.

Первоначально фабрика располагалась между Нижней Пресней и Глубоким переулком до церкви Иоанна Предтечи. Главными мастерами на фабрике считались резчики досок для набивки. Они и узоры придумывали сами.

Василия Прохорова на посту управляющего фабрикой сменил его сын Тимофей. Образование он получил домашнее: русский язык, катехизис, немецкий язык, история. Как он сам потом вспоминал о годах детства, «…учили нас не для науки, а чтобы не оставаться в беззаботной праздности». Уже в 11 лет его определили на фабрику изучать красильное дело. Он был смотрителем, заварщиком и колористом, и это в 15 лет! А через год отец Тимофея заболел, и на плечи 16-летнего юноши легла тяжелая ноша — управление делом, которое оценивалось в 150 тыс. рублей. Юный Тимофей Васильевич рьяно взялся за дело. После пожара он заново отстроил фабрику, обошел купцов и у каждого под честное слово вымолил заказы в кредит, а потом с головой ушел в работу. Через несколько лет производство выросло в 10 раз!

Трудные времена наступили для фабрики, когда правительство сняло запрет на ввоз иностранной продукции. Пострадала вся промышленность, начались массовые банкротства. Прохоровы тоже были на грани разорения. Хотя правительство пересмотрело условия ввоза товара в пользу русских мануфактур, Прохоровская мануфактура оправилась после кризиса лишь через пять лет.

Дело Прохоровых постепенно развивалось, набирало силу и авторитет. Продукция мануфактуры выставлялась на Нижегородской ярмарке, на многих ярмарках Украины и даже на Лейпцигской ярмарке. Высокое качество ее тканей неоднократно отмечалось призами и наградами.

Тимофей Прохоров, понимая важность образования, посещал лекции по химии профессора Геймана, основал фабричную библиотеку. Он открыл ремесленную школу при фабрике для обучения подростков — прообраз технических училищ, создав тем самым новое направление в образовании. О принципах обучения детей Тимофей Прохоров высказывался так: «Надобно наперед детей купеческих приучать к постоянному труду, к умеренности в потребном для жизни, к охотному богатению, но без малейшей алчности и зависти, к равнодушию в потерях выгоды. Но не к равнодушию потери совести честного имени, к любопытельности и любознательности, относящимся к нравственности и к делу, к постоянству в своем звании. Не учась, нам, русским, в состязание с иностранными купцами входить невозможно».

Если в процессе обучения у какого-нибудь ученика обнаруживались особые способности к чему-либо, то ему назначали специальное жалование в 200 руб. ежегодно. Для желающих получить высшее образование приглашались репетиторы, которые преподавали предметы, не входящие в школьную программу. Среди способных учеников ремесленной школы был Тарас Егорович Марыгин — гений рисунка, на 100 лет вперед обеспечивший мануфактуру своими изысканными, неповторимыми рисунками.

Еще одна заслуга Тимофея Прохорова — создание на фабрике первого в России народного театра. Режиссером-постановщиком в нем был сам Тимофей.

После смерти Тимофея Прохорова в 1852 году его дело продолжили братья — Яков, Константин и Иван. На средства Прохоровых в Москве была открыта лечебница для рабочих фабрики и богадельня для престарелых. «Теперь мы, русские, всеми силами должны стремиться к просвещению и науку ни под каким видом не отвергать: иначе нас в грязь затопчут. Каждому фабриканту, говоря по совести, надлежит при своей фабрике открыть школу для научения малолетних», — считал Яков Прохоров.

Скоро ткани Прохоровской мануфактуры стали продаваться по всей России и за ее пределами. В Москве на Кузнецком мосту был открыт розничный магазин «Русские изделия».

 

Мануфактурно-техническое училище

Мануфактурно-техническое училище

 

После смерти Якова Прохорова дело перешло в руки его совсем еще юного, но работящего сына Ивана Яковлевича. Немало трудностей пережила при нем Прохоровская мануфактура, например пожар, в котором сгорели все здания фабрики. Тогда Иван Яковлевич срочно купил фабрику в Серпухове, благодаря чему производство не остановилось и заказы не были потеряны. Зимой 1878 года было заложено новое здание, в Англии закуплены машины фирмы «Матсер-плат», запущено отбельное производство. К началу 1885 года новая фабрика была практически готова, но сердце 45-летнего Ивана не выдержало перегрузок, и он умер, оставив новое, полностью налаженное производство своим сыновьям — Сергею и Николаю, получившим блестящее образование в Московском университете и в Германии. Они значительно усовершенствовали и расширили производство. В начале ХХ столетия только окрашенной ткани Трехгорная мануфактура выпускала миллион кусков в год. Удельный вес продукции мануфактуры в общем объеме хлопчатобумажного производства России составлял одну треть.

Братья Прохоровы активно обучали рабочих — ремесленная школа была преобразована в училище, срок обучения составлял 6 лет. Братья занимались благотворительностью. Они основали класс оркестровой музыки для обучения игре на духовых инструментах. Работала бесплатная библиотека. Для фабричного театра Прохоровы построили новое здание на 1300 мест. Репертуар состоял из русской классики — произведений Островского, Гоголя, Писемского.

Продукция мануфактуры высоко ценилась в Европе. На Всемирной промышленной выставке в Париже в 1900 году она была отмечена высшей наградой — Гран-при. Николай Иванович Прохоров был удостоен ордена Почетного легиона «за активную промышленную деятельность». Константин Иванович Прохоров высочайшим указом был возведен в дворянство.

С 1900-го по 1914 год производство фабрики увеличилось в три раза. На Трехгорной мануфактуре трудились 7,5 тыс. рабочих и 500 служащих.

Во время революции 1905 года семья Прохоровых и все работники администрации не покинули своих домов, расположенных рядом с фабрикой. Беда пришла не от фабричных рабочих — во время штурма баррикад Пресни 500 снарядов попали в здание фабрики.

После начала Первой мировой войны в 1914 году правление фабрики организовало три лазарета на 150 коек, был налажен выпуск гигроскопической ваты для нужд фронта, которую раньше ввозили из-за границы.

Сегодня дело Прохоровых продолжает жить — любимая москвичами «Трехгорка» производит, как и раньше, высококачественные ткани.

В начало В начало

В названиях тканей живет дух эпохи

До наших дней дошли образцы тканей, в которых запечатлен не только узор, но и дух эпохи, когда они были созданы.

Алтабас (от тат. алтын — «золото») — разновидность парчи, драгоценная ткань ручного производства, затканная по шелковому фону золоченой или серебряной нитью.

Бархат (от лат. barracanus) — шелковая или хлопчатобумажная ткань с мягким густым вертикальным ворсом на лицевой стороне. В латынь слово «бархат» пришло из арабского, где «баркан» — это шерстяная ткань наподобие камлота. Потом слово вошло в немецкий язык как Barchent, в просторечии — Barchet, а русский язык усвоил его как «бархат». Ткань эта всегда считалась изысканной. Во Франции аббат монастыря в Клюни запретил монахам носить одежду из бархата как неподобающую для их скромного образа жизни. Одно из первых упоминаний об этой ткани в русских источниках — рассказ диакона Игнатия, побывавшего в Царьграде в XIV веке. Там он видел и описал поразившие его красотой одежды — «багряны бархаты» и «вишневы бархаты».

Атлас — плотная шелковая, полушелковая или хлопчатобумажная ткань с гладкой блестящей лицевой поверхностью. Одежду из атласа охотно носили на Руси. Сюда привозили атласы «турские, веницейские, кызылбашские, дамасские, китайские»...

Тафта — плотная хлопчатобумажная или шелковая ткань с мелкими поперечными рубчиками или узорами на матовом фоне. Впервые упоминается в 1503 году в церковных книгах княгини Иулиании, супруги князя Василия Волоцкого, как «тавта».

Фата — самая легкая из шелковых тканей. На востоке она служила частью женского наряда. На Руси так стали называть накидку невесты.

Миткаль (от араб. мискаль — «золотая монета», «кусок») — суровая тонкая хлопчатобумажная ткань. Ее название свидетельствует о том, что когда-то кусок ткани был предметом обмена, использовался в качестве платы. Первоначально миткаль — ткань белого цвета. Тонкий сорт миткали — ситец; миткаль красного цвета — это кумач. Бязь — тоже разновидность миткали, но очень толстой.

В начало В начало

Мир Этикетки 11'2006