Д о б р о   п о ж а л о в а т ь   н а   W e b - с е р в е р   ж у р н а л а   М и р   Э т и к е т к и
Архив изданий
2001
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2002
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2003
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
 
2004
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2005
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2006
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
 
2007
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2008
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2009
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
 
2010
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2011
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
2012
Январь
Февраль
Март
Апрель
Май
Июнь
Июль
Август
Сентябрь
Октябрь
Ноябрь
Декабрь
 

Мир этикетки №9'2012
Мир этикетки №9'2012
Разделы
О нас
Журнал
Реклама
Архив изданий
Архив изданий
Поиск в архиве изданий


.

 

История водочной этикетки

Ярослав Бокарёв, коллекционер этикеток, независимый эксперт

Кажется, бутылка водки с этикеткой, «родная, то есть проклятая», как утверждал в одной из своих миниатюр Аркадий Райкин, заслуженно и безапелляционно прославленная во всем подлунном мире, существует с незапамятных времен. Так ли это? Попробуем разобраться.

Только историк по профессии скажет, когда забродивший виноградный или смородиновый сок стал вином (рис. 1), ибо нигде, ни в папирусах, ни в глиняных табличках, ни в клинописи, об этом нет ни слова. Сообщения о военных победах и ратных подвигах сильных мира сего есть, о свадьбе прекрасной царевны Таниах встречаются в иероглифах Египта. А о вине — ни слова, будто это проточная вода, всегда стекавшая с прохладных гор в жаркие долины Нила. Правда, не найдена еще Атлантида, возможно, там можно обнаружить упоминание о создании вина…

 

Рис. 1

Рис. 1

Рис. 1

 А вот происхождение водки, которую во времена оно называли хлебным вином, доподлинно раскрыто нашими российскими учеными. Изучив былины, архивные записи, легенды, сопоставив факты и сказания, историки пришли к выводу, что впервые водку получил 23 сентября 1503 года безвестный монах московского Чудова монастыря. Из­за дороговизны производства этого продукта (змеевиков­то тогда не было!) ценился он буквально на вес золота и применялся как внутрь, так и для лечения ран, растираний ушибов и больных мест исключительно только царских особ и приближенной к ним знати: бояр, воевод, опричнины и пр.

По мере совершенствования производства «национального продукта» им стали награждать за великие заслуги и в виде особых почестей. Вот как об этом рассказывается в исторических хрониках: «В середине XVIII века Императрица Всея Руси Екатерина II в знак дружбы и уважения преподносила заморским гостям бутылку напитка высшего порядка и особых привилегий — русскую водку. Быть удостоенным такого жеста означало милость Императрицы».

Нужно учитывать, что в те времена высоко ценилось не только содержимое сосуда, но и сама бутылка: поточных автоматических линий еще не было и каждый «флакон» выдувался сугубо индивидуально сначала в далекой Венеции, а в более поздние времена — и в России. Об этикетках тогда не помышляли — бумаги хватало только для царских указов, губернаторских распоряжений и наиболее выдающихся книг. Только в XIX веке, когда и в России научились делать бумагу в достаточном количестве, а лубки печатать в цвете, стали появляться водочные этикетки. На них, как правило, не указывались ни объем, ни крепость продукта — обозначался только производитель. Это стало первым шагом к нескорому, но повсеместному распространению современных этикеток (контрэтикетки в то время еще не использовались).

Этиловый спирт, С3Н5ОН, применявшийся в многочисленных химических опытах, не мог не попасть в поле зрения великого русского химика, автора знаменитой периодической системы химических элементов Дмитрия Ивановича Менделеева, который путем многочисленных лабораторных исследований, не исключавших и личную дегустацию, в 1894 году вывел оптимальное соотношение воды  и спирта. Так водка стала 40­градусной.

Пропуская лихолетье Первой мировой войны (в России тогда был объявлен сухой закон), Гражданской войны и НЭПа, когда коммунисты позволили ненадолго вернуться капитализму, подходим ко времени отмены в 1926 году сухого закона и выпуску по инициативе Рыкова, члена ЦК ВКП(б), водки крепостью всего 30° («рыковки»). Вскоре, вспомнив рекомендации Д.И. Менделеева, всё же начали производить нормальную водку крепостью 40°. После «рыковки» ощущение от новой водки было, конечно, иное, поэтому вслед за «принятием на грудь» восклицали: «Крепка Советская власть!» И действительно, она была крепка: кто мог тогда представить, что она продержится еще всего около 70 лет?

В те далекие времена водка выпускалась в бутылках двух объемов: 0,5 и 0,25 л. Бутылку емкостью 0,25 л называли четвертинкой, чекушкой, малышкой, маленькой. Мужики, бывало, так и говорили: «Ну что, трахнём маленькую?»

Во время Великой Отечественной войны выпускалась водка «Тархун» ярко­зеленого цвета. Хоть она и была, по современным меркам, невысокого качества, но ценилась очень высоко.

После войны появилась водка в бутылке, которая закрывалась картонной пробкой с тонкой целлофановой прокладкой, защищавшей ее от влаги. Сверху пробка запечатывалась сургучом: бутылка с обычной водкой — коричневым, с улучшенной — белым. Водка с «белой головкой» стоила 24 руб. 20 коп. с посудой и ценилась в те годы так же, как теперь  водка качества «премиум».

Но  «жить стало лучше, жить стало веселее», и появилась просто «Водка» за 3 руб. 50 коп. в новом масштабе цен (рис. 2 и 3) и «Столичная» за 3 руб. 07 коп. с гостиницей «Москва» на этикетке (рис. 4). У москвичей почему­то это изображение ассоциировалось не с гостиницей, а с элеватором. Возможно, кто­то считал их похожими.

Долго ли, коротко ли, но на смену продукта за 2 руб. 75 коп. (рис. 5) пришла водка за 3 руб. 62 коп. Ее название на этикетке было написано не в строчку, а лесенкой, за что она тут же получила прозвище  «коленвал».

 

Рис. 2

Рис. 2

Рис. 3

Рис. 3

Рис. 4

Рис. 4

Вообще просторечные названия водок от острых на язык мужиков — особая статья народного творчества, связанного с «принятием на грудь». Появилась горькая настойка «Имбирная» (рис. 6) — и незнакомое слово тут же переделали в понятное «амбарная»; «Стрелецкая» (рис. 7), на этикетке которой изображен русский средневековый воин в красном кафтане с бердышом в руке, мгновенно превратилась в «стервецкую» (также ее называли «мужик с топором»). А заграничное слово «Экстра» (рис. 8) расшифровали так: «Эх, Как Стало Трудно Русскому Алкоголику».

 

Рис. 5

Рис. 5

Рис. 6

Рис. 6

Рис. 7

Рис. 7

Рис. 8

Рис. 8

Со временем на водочную тему появились поговорки, известные теперь на весь мир: «Что­то стало холодать, не пора ли нам поддать?», «Руки мерзнут, ноги зябнут, не пора ли нам дерябнуть?», «Что­то ветер дует в спину, не свернуть ли к магазину?». А вот и новейшая присказка: пошли дурака за бутылкой, он одну и принесет. Много их, побасенок, на эту тему, всех и не перечислишь.

 

Рис. 9

Рис. 9

Рис. 10

Рис. 10

Вслед за «Экстрой» появились водки: «Русская», «Старорусская», «Пшеничная» (рис. 9), «Посольская», «Славянская», а вместе с ними пошли вверх и цены на «продукт повседневного спроса». Тут же была придумана частушка:

На прилавке 6 и 8,

Думали, что пить мы бросим.

Передайте Ильичу,

Нам и 10 по плечу.

А вскоре появилась и «добавка»:

Но если сделает он больше,

То у нас будет, как в Польше.

«Он» — имеется в виду Леонид Ильич Брежнев, Генеральный секретарь ЦК КПСС с 1964­го по 1982 год, а события в Польше — это протесты против повышения правительством страны цен, проходившие с 1980 года  под руководством профсоюза «Солидарность».

Но, как говорится, не бывает такого плохого положения дел, из которого нельзя попасть в еще более худшее. Как известно, всякий ум ограничен, одна глупость беспредельна. При «минеральном» Генеральном секретаре М.С. Горбачеве грянула антиалкогольная компания, развернулась по всей стране. Не считаясь ни с русскими традициями, ни с нашим менталитетом, ни с огромными экономическими потерями… И ведь никто не возразил! Пить меньше не стали, а вот травиться всякой отравой стали больше. Но, как говорил библейский царь Соломон, «всё проходит». Прошла, проехала, прогрохотала по России антиалкогольная компания, а потом уж сдвинули в стороночку тех, кто стоял за этой недостойной акцией.

Ушли в небытие перестройка и гласность. На смену им пришла Ее Величество Прихватизация, когда каждому было обещано за жесткую бумажку с заграничным именем «ваучер» по две автомашины «Волга», а имя «Чубайс» стало притчей во языцах. Для нас важно, что тогда была отменена государственная монополия на производство и продажу спиртосодержащих жидкостей… Тут­то всё и началось!

Во времена Советской власти, когда производство водки было сосредоточено в руках государства, а бумага использовалась в основном для выпуска «бессмертных» творений классиков марксизма­ленинизма, о красоте водочных этикеток думать не приходилось. Их делали маленькими и совсем некрасивыми, ибо тогда считали, что важна не форма, а содержание. Люди были довольны тем, что дают, что «выбрасывают» на прилавок, как тогда говорили. Только теперь, когда водку стали выпускать все и везде, когда полиграфия в России сделала большой шаг вперед и появилась конкуренция, которая требует и «рекламы — двигателя торговли», и цвета, который «сам себя продает», стало нормой использование многоцветных этикеток с бронзой, тиснением и замысловатой формой. Этикетка вместе с контрэтикеткой превратилась в паспорт водки — первый шаг к продаже продукции.

Кстати, поясним: на лицевой стороне бутылки, пониже горлышка, наклеивается кольеретка — фигурное украшение, пониже — этикетка, а на тыльной стороне бутылки, напротив этикетки, располагается контрэтикетка. На ней обычно печатают рекламный текст, который должен убедить покупателя, что эта водка — лучшая в мире. Конкуренция требует от каждой фирмы оригинальности, например: «И в радости, и в печали, мы всегда вместе с Вами» (рис. 10). Пустячок, а приятно. Нередко, кроме рекламы, там размещается интересная и полезная информация: «В 1894 году великий русский ученый Дмитрий Иванович Менделеев, составивший знаменитую таблицу химических элементов, путем длительных лабораторных исследований, не исключающих и личную дегустацию, вывел так необходимую всем “принимающим” формулу соотношения воды и спирта. И стала водка сорокоградусной». Или: «Вологодский кремль был заложен в 1565 году в день святого Насона, и Вологда имела второе, ныне забытое название — Насон­город» (рис. 11). Еще интереснее цитата из труда С.М. Соловьева: «14 февраля 1647 года Его Царскому Величеству представлены были во дворце, в большом зале шесть девиц, выбранные из 200 других, назначенных для того вельможами, и царь избрал себе в супруги дочь незнатного Касимовского боярина Федора Всеволожского» (рис. 12).

 

Рис. 11

Рис. 11

Рис. 12

Рис. 12

Рис. 13

Рис. 13

Рис. 14

Рис. 14

После отмены государственной «моногамии» наряду с ликероводочной и полиграфической промышленностью начала развиваться и стекольная. Появились бутылки с фирменными знаками заводов,  несмываемой этикеткой, а уж емкостей стало столько, что в глазах рябит: 0,05; 0,1; 0,24; 0,25; 0,375; 0,48; 0,49; 0,68; 0,7; 0,75; 0,99; 1,0; 1,75; 3,0 и даже 4,5 л.

Наконец, наше время. Крышка в водочной бутылке стала винтовой и окрашена в цвет этикетки, еще на ликероводочном заводе в бутылку вставлен дозатор,  на бутылку наклеены этикетка и контрэтикетка. Тексты контрэтикеток, о которых мы вскользь упомянули, — особая статья. О них можно писать не то что повести — романы! Мы же  рассказываем о водочных этикетках, ибо этикетка, как и конфетный фантик, обертка мыла или бритвенная упаковка, — это плод совместной работы дизайнера, художника и печатника, наконец, это часть и свидетельство уровня культуры государства и народа.

 

Рис. 15

Рис. 15

Темой для водочной этикетки может стать что угодно: география (водки «Кивач», «Валаам», «Сахалин») и достопримечательности («Царь­колокол», «Самсон», «Золотое кольцо»), женщины («Русская красавица»  — рис. 13), «Наталья», «Астраханочка»), звери («Большая медведица», «Удача» (с тигром), «Золотой петушок»), история и ностальгия («Бородино», «Куликово поле», «СССР», «Политбюро»), известные исторические личности («Ермак» — рис. 14, «Есенин», «Чапаев», «Жириновский»), искусство («Три богатыря», «Рожь», «Вечерний звон»), война («Т­34», «Полевая почта», «Прохоровское поле»), юмор («Поручик Ржевский», «Новый русский», «Один дома»), наконец, нечто оригинальное («Не горюй!», «Леший» (рис. 15), «Ворожея»). Всех тем не перечесть, а фантазия авторов этикеток не имеет границ, поэтому, несмотря на жесткую конкуренцию, едва ли не каждый день появляются этикетки, привлекательные как для покупателя, так и для коллекционера (представьте себе, есть такие оригиналы, которые собирают  водочные этикетки).

Мы постарались рассказать о том слое культуры, который на первый взгляд неприметен. Какой покупатель водки задумается в магазине, как создавалась этикетка, что вдохновило на этот маленький шедевр? Однако данное направление в России существует, развивается, прогрессирует.

Мир Этикетки 9'2012